Травкин Павел Николаевич

Травкин Павел Николаевич

В наше время уже нельзя представить себе Плес без археолога, краеведа, ученого

П. Травкина. Павел Николаевич открыл древний Плес, а Плес открыл Травкина...

Служил в армии связистом, за время дежурств в особой аппаратной перечитал почти всю библиотеку воинской части, в том числе, например, добрый десяток томов полного собрания сочинений Голсуорси. И, конечно, пособия для поступающих в вузы. Так что после службы пришел на рабфак Ивановского университета. На истфаке было интересно: много нового, да и большой объем осваиваемых знаний не давал расслабиться.
Увлекся педагогикой. Работал с детьми в дворовых клубах, вел краеведческие кружки в школах. Парадокс: университетский диплом защищал не по истории, а по педагогике - по дидактике В. А. Сухомлинского. Был в составе педклуба им. Сухомлинского ИвГУ, в составе студенческой команды во главе с А. П. Акимовой побывал даже в украинском селе Павлыш, где великий педагог сотворил свое педагогическое чудо. Тогда впервые понял: есть человек - есть его дело; нет - остается зачастую лишь видимость, оболочка, фантом, и спекуляция на его имени. И понял, что «хором» думать и делать не умеет. Хочешь добиться чего-то нового - полагайся в первую очередь на себя.
В те же годы не в шутку увлекся и краеведением, историей края. Именно это стало главной темой в работе с подростками: сначала в дворовых клубах (в рамках работы педклуба с подростками по месту жительства), затем в родной школе № 64.

Тогда, пытаясь осветить ребятам отдельные темы по истории Ивановской области. Павел с удивлением обнаружил, что рассказывать-то практически и нечего: история края, если судить по выпускавшейся в те годы литературе, начиналась с 1905 года.

Несколько лет все свободное время проводил в научной библиотеке, устраивая всеобъемлющий просмотр, и выбирал материалы по дореволюционной истории региона. Точнее даже, искал материал по истории до XVIII века. По межбиблиотечному абонементу книги приходили редкие и из дальних библиотек. В результате стал и,видимо, остается по сей день), как представляется, самым богатым обладателем материалов по средневековой истории края.
Часть собранных фактов Травкину удалось пустить в научный и педагогический

труд. Так, Бурылинскую премию он получил  за исследование по распространению христианства на территории Ивановского края в эпоху средневековья. Опубликовал исследование о документах средневековой истории Плесской волости. Выпустил маленькое пособие для учителей. А с самой большой методической работой вышел казус. Даже два. Однажды краеведов собрали в областном отделе народного образования и предложили поучаствовать в создании учебного атласа Ивановской области. Объяснили, что нужно составить карты (исторические, географические, природные и т. д. - кто в чем специалист), а затем, когда сразу вслед за атласом будет готовиться описательное приложение, дать описание к своим авторским картам. П. Травкин составил 4 исторические карты: от первобытных времен до XVII века. И вот, когда вышло издание под странным названием: «Ивановская область. Географический атлас» - в списке авторов своей фамилии Травкин почему-то не нашел, хотя все карты в атласе, составленные Павлом Николаевичем, находятся там и по сей день. И второй казус, до сих пор не прерванный: никакого приложения Облоно так и не выпустило, значки на картах остались таинственными, нерасшифрованными.

По Уводи, по Тезе, по Луху Павел Николаевич обследовал оба берега - с верховьев до южной границы области. Открыл более 50 новых памятников, в том числе только по «бесперспективной» Уводи - около двух десятков. На двух из них провел затем раскопки (Микшинское финское селище, признанное по итогам исследований эталонным памятником финского народа Меря; и Петровское - всего-навсего второе исследованное путем раскопок древнерусское селище в Ивановской области).

Но самым большим делом Травкина стало открытие целого города - домонгольского Плеса. Началось с того, что администрация молодого тогда Плесского музея-заповедника  в   1985  году  попросила П. Н. Травкина провести на территории заповедника разведработы.

Ранее неизвестные памятники по берегам Волги ему «вдруг» встречались на каждом шагу - не успевал их документировать. Самым крупным открытым объектом стал посад раннесредневекового Плеса. Дальнейшие исследования выявили территорию первой крепости, могильник и даже городское языческое святилище. Подобного идеального для исследований археологического комплекса, кажется, и быть не может! Не случайно с 1986 года раскопки в Плесе ведутся ежегодно.

Работал тогда, в 1980-х, в тесной связке с другими исследователями, участвуя в комплексных программах. Так, ивановские краеведы А. Б. Дьяков и В. Ю. Халтурин выдвинули гипотезу о существовании в Плесе в XV веке таможенно-оборонительного волжского рубежа молодого Московского княжества. Получалось, что колоссальное крепостное строительство в Плесе в 1410 году, затеянное Москвой, призвано было осуществить государственный контроль за главной дорогой Руси - очевидно, не только для обогащения казны, но и для упрощения задачи покорения соперников, прежде всего Новгорода и Твери.
Главным рубежом в системе выступала каменная гряда в русле Волги, которую можно было пройти (через небольшие проходы) только с помощью плесских лоцманов. Гряду исследовали подводные археологи (команда Шилика из Ленинграда). Успех был очевиден и отражен в соответствующих научных публикациях.

А над грядой, видимо, существовали военные контрольные пункты (на месте Порошина и Сторожева). Ими уже занялся П. Н. Травкин. Требовалось найти культурные напластования XV века. Нашел. Были-таки сторожевые точки...
До 1989 года он с ребятами летом приезжал в Плес и вел раскопки то на посаде, то в крепости. А в 1989 году дирекция заповедника предложила Травкину перебраться в Плес и возглавить отдел (исторический). Так П. Н. Травкин стал плесянином, поселившись с семьей в новой квартире только что отстроенного для сотрудников заповедника трехэтажного дома. А отдел оказался в значительной мере сформирован из его бывших учеников времен археологических и краеведческих «затей».

С того же года параллельно с Плесом Травкин начал исследовать местный доплесский протогородской центр финского населения - известный по легендам град Чувиль. Копал с гвардейцами, ветеранами экспедиции, девять лет. Экспедиции были незабываемые уже потому, что работали в густом лесу, куда археологов вместе с оборудованием и провиантом на две недели высаживал с воды катер (лесных дорог туда нет). Посторонние люди туда не забредали, так что ценное оборудование можно было оставлять на ночь на раскопе. Зато когда дежурные отправлялись за дровами в чащу, им подавали звуковые сигналы, чтобы не заблудились (бывало поначалу и такое).
Очередную площадку перед раскопками расчищали, корчевали. Но результаты превзошли все ожидания. Памятник оказался богат на находки, а в последний год исследований археологи нашли уникальный для Верхнего Поволжья клад из 400 ювелирных изделий VIII века н. э. А главное - получены основания для вывода о прямой связи финской Алабуги и древнерусского Плеса, о формировании русской культуры нашего региона на основе местной аборигенной, о многотысячелетней истории и культуре региона.

Раскопки в Плесе ежегодно давали массу информации. В фондах заповедника скопилось более 70 тысяч древних предметов, это едва ли не самая крупная в России провинциальная археологическая коллекция.
Лет десять назад Травкину удалось сделать в заповеднике, как сегодня вспоминают, приличную и интересную экспозицию «Средневековый Плес». Она давала достаточно полное представление о провинциальной городской культуре и была однажды представлена в Ивановском художественном музее.

Благодаря исследованиям Плесской археологической экспедиции во главе с П. Н. Травкиным городок на сегодняшний день может считаться хорошо изученным малым городом Древней Руси. Полученная почти за 20 лет исследований информация просто огромна и еще многие годы не будет полно и широко представлена народу (при том мизерном финансировании, что выделяется на науку и культуру). Даже диссертация П. Н. Травкина при ее заданном объеме оказалась посвященной лишь отдельным сторонам духовной культуры малого города, причем на небольшом временном отрезке его существования. Правда, отдельные темы и направления Травкин представил научной общественности на конференциях (Москва, Новгород, Санкт-Петербург, Псков, Йошкар-Ола, Самара, Ярославль, Кострома, Иваново) и в публикациях (о костюме, игрушке, гончарном и ювелирном искусстве, домостроении, погребальном обряде древнего Плеса), которых автор подготовил более шести десятков.

Автор: И. Антонов «ПЛЕС. Навстречу 600-летию города (1410-2010)»

Возврат к списку