Карачева Вера Михайловна

Карачева Вера Михайловна

Из книги маршала Василевского «Дело всей жизни» можно многое узнать о его ратных полководческих свершениях - и почти ничего о жизни личной, о родителях, братьях и сестрах. Этот пробел успела восполнить в какой-то степени его сестра - Вера Михайловна Карачева, более шестидесяти лет прожившая в Плесе.

Старейший ивановский журналист и писатель П. Ф. Белов - автор двух книг о маршале и его родных, - часто наезжал к Вере Михайловне в последние годы ее бытия, сумел войти к старушке в доверие, «разговорил» ее... Он так описал одну из встреч:
«В тот раз приезд мой совпал с пасхальной неделей... Пришла на обед дочь Веры Михайловны - Маргарита Дмитриевна, главная медицинская сестра плесского тубсанатория. Мать и дочь собрали стол. Посредине поставили тарелку с

яйцами, крашенными в луковых перьях. Дочь спросила:
Мам, а ты не забыла, как в Пасху не пускала меня на улицу с красными яичками? А с белыми ребятишки играть не подпускали...
Как не помнить!? - ответила Вера Михайловна. - Боялась, думала - донесут, прощай тогда школа, чем буду тебя и Авенира поить-кормить... Ты ревешь, а я одно: нам нельзя.

Вера Михайловна подняла на меня печальные глаза и повторила то, что я от нее не раз уже слышал:
-    Почти всю жизнь боялись говорить, кто наши родители, что мы
– Василевские... Красовские, Преображенские, Воскресенские - эти фамилии сколько времени считались «поповскими»! Вот и молчали. Кто-то не поверит, но так было... Когда и страхи минули, все равно молчали».
Будущий маршал Советского Союза А. М. Василевский «отказался» от родителей в 1926 году. В канун войны, будучи заместителем начальника Оперативного управления Генерального штаба, он так объяснил Сталину свой поступок: «Если бы я поступил иначе, то, по-видимому, не только не состоял бы в рядах нашей партии, но и вряд ли служил в Рабоче-Крестьянской Армии, тем более в системе Генерального штаба».
Особняком от семьи держался и Виктор - полковник, штурман авиации дальнего действия. Старший из сыновей - Дмитрий в партию не вступал и запреты игнорировал. Евгений - ученый агроном, изредка у родителей бывал. Все четыре дочери: Екатерина, Елена, Вера и Маргарита - отца и мать боготворили.

Михаил Александрович и Надежда Ивановна Василевские были люди глубокой духовности, большого ума и трудолюбия. Вера Михайловна вспоминала:
- Папа внушал слово Божие прихожанам в нашем Новопокровском храме и в церковно-приходской школе, которую открыл в бывшей просвирне, рядом с домом. Положительно влиял на окрестное население как примерный семьянин, прилежный землепашец и огородник, искусный столяр. Кате, Лене и мне изготовил в приданое по бельевому шкафу с затейливой резьбой, - люди смотреть приходили, дивились. Папу в Батмановской округе под Кинешмой помнят и как исцелителя хворей. Пользовал травами, самодельными

снадобьями, а больше - внушением. Приедет в Батманы (наше-то Новопокровское. или Покровское, как говорили в семье. -всего три дома, одно название, что сел приедет, так люди толпами. Верили папе... Папины рецепты признавали кинешемские врачи, не мешали его «самовольной» практике. Особенно ему удавались мази от трахомы...

А маму как в деревнях уважали! Случилось моровое поветрие. Мама из последних запасов выгребала овсяную муку, варила ведерными чугунами кисель и разносила страждущим. Катя с Леной умоляли: «Мамочка,  поберегитесь, что мы без вас делать будем?..» А мама: «Не бойтесь, милые. Бог меня для вас убережет...» К родителям, между прочим, мы только на Вы обращались, хоть они нас тому не учили...».

Семью Василевских с полным основанием можно назвать семьей учителей. Наставником крестьянских детей был в церковно-приходской школе Михаил Александрович. После окончания гимназии помогали отцу Екатерина и Елена. Старший сын Дмитрий, получив диплом в Симбирском ветеринарном институте, некоторое время не находил места, - пошел к отцу. Александр Михайлович, штабс-капитан первой мировой войны, приехал было с фронта домой, но не удостоился доверия уездных военных властей. Прочитал газетное объявление, что в Тульской губернии нуждаются в учителях, отправился туда. Диплом духовной семинарии давал ему права учителя.

Побывать под крышей отчего дома Александру Михайловичу с 18-го года больше не довелось. После Великой Отечественной войны дважды просился у Сталина в Кинешму. Вождь удивился, точнее сказать - вознегодовал: «Вам что, в Генштабе, в Министерстве Обороны делать нечего?!» Плавал маршал с родными по Волге, да только сердце порвал...

В пятьдесят шестом все повторилось. В Кинешме, правда, на берег Василевскому сойти позволили - «свой» бюст дважды Героя Советского Союза посмотреть. А на Володарского, 15, где в перевезенном из Новопокровского доме доживала горький век старшая сестра, не пустили. Екатерина в войну лишилась любимого мужа. Владимир Федорович Крючин пропал без вести под Харьковом; старший сын Юра 21 января 1945 года сгорел в танке... Теперь вот и отца схоронили... До отцовской могилы на кладбище в Новосокольниках от пристани рукой подать, да запрет беспощаден. А что уж говорить о Покровском, - там у полуразрушенной церковной стены с тридцать девятого года одна-одинёшенька лежит матушка...

Скончалась Вера Михайловна 28 марта 1997 года.

- В последнее время, - рассказывала Маргарита Дмитриевна, - все чаще жаловалась на сердце. Останемся вдвоем -за свое: «Мне бы, Рит, враз умереть, как мама». Так и случилось: упала - и все. Это, видимо, у Василевских наследственное. От сердечных приступов скончались бабушка, Екатерина с Маргаритой, дядя Митя. Мама все повторяла: «Я последняя из «покровского» гнезда».
Похоронили Веру Михайловну рядом с мужем, Дмитрием Александровичем Карачевым, плесским почтмейстером. Над могилами шумят могучие, в обхват, березы. Невдалеке от кладбища, сразу за плесской окраиной, грустит престарелая «левитановская» березовая роща.

Автор: И. Антонов «ПЛЕС. Навстречу 600-летию города (1410-2010)»

Возврат к списку