Блескин Александр Иванович

Блескин Александр Иванович

Мало, наверное, сейчас кто в Плесе знает, что плесский филиал Приволжской артели «Красная Пресня» расширил и модернизировал тогдашний директор Иван Александрович Блескин. Были дни, когда он, образно говоря, дневал и ночевал на предприятии. Тогда большим спросом пользовались золотые цепочки, необходимо было резко увеличить их выпуск. И Иван Александрович этого добился. Он научил ювелирному делу не один десяток ллесян. Некоторые их них впоследствии стали известными золотых дел мастерами.

Родился Иван Александрович 1 февраля 1909 года в селе Даниловском, недалеко от ставшего знаменитым села Красного-на-Волге, а значит и Плеса. Из 64-х домов села 12 - принадлежали Блескиным. Предание гласит, что фамилия пошла от прозвища их давнего пращура. А прежняя его фамилия была Кончапов. Кстати, известные мастера-ювелиры имели и до сих пор имеют прозвища. Ивана Александровича когда-то кликали Елагиным. Все Блескины были безземельными, кормились своим ювелирным мастерством. Пять блескинских домов были двухэтажными, полукаменными. Четыре хозяина имели отдельные дома-мастерские. Десять мастеров выпускали изделия только из серебра и имели в обороте этого благородного металла не менее пуда. Одно хозяйство Блескиных изготовляло изделия из золота в мастерской фабричного типа.

Блескины имели торговые связи с Москвой, Нижним Новгородом, Костромой, Плесом другими городами. Слыли просвещенными людьми, выписывали газеты, журналы, играли на пианино, гармони, пользовались граммофоном. Владел трехрядкой дед, умели играть на гармони и все четыре его сына, в том числе и отец Ивана Александровича. Он также хорошо пел, плясал. Дед по матери Иван Васильевич Блохин проживал в деревне Алеево, в километре от торгового села Сидоровское. Имел двухэтажный дом, мастерскую и наемных мастеров. Выпускал серебряную, позолоченную, гравированную посуду: стопки, рюмки, фужеры, бокалы, подстаканники, сахарницы и столовые приборы различных назначений.

Имел торговые отношения с фирмой «Никона Линден», которая была поставщиком своих изделий двору его Величества.

В свои 96 лет Иван Александрович вспоминает:
- Три годика мне исполнилось. Привезли на саночках к дедушке. А хоть сейчас нарисую расположение комнат, где стояла и какая была у бабушки печка.
В 1914 провожали мы отца на войну. Я сидел на телеге. Добрались мы до холма, что в трех километрах от села. Все расцеловались, поплакали, и команда солдатиков скрылась за бугром.
К отцу «на войну» я убежал спустя неделю: измучила тоска о родном человеке. Не помогло и утешение матери.

В начале осилил холм, где, по моему разумению, была война... и мой отец. Ни войны, ни отца не увидел. И пошел дальше. Прошел одну деревню, другую... ноги стали заплетаться от усталости, кусали слепни, губы слипались от жажды. И тут увидел тетку, которая брала воду из колодца. Попросил у нее попить. А она меня повела к себе в избу, молока дала и калач. Так у меня до сих пор вкус того калача на губах.
Вскоре пришел мужик с рыжей бородкой и спросил: «Ну как, готов в дорогу на войну к отцу?»

У крыльца стояла лошадь. Он посадил меня на нее и сказал: «Держись за холку -не упади». И тут же запрыгнул в седло сам.
Дорогой пристал с расспросами. И я и не заметил, что меня везут в родную деревню. Понял это только тогда, когда увидел родительский дом и заплаканную маму.
...Первые домашние уроки ювелирного искусства преподавал Ване отец. Так и продолжилась наследственная профессия. Поступил Иван в училище художественной холодной обработки металлов в селе Красном на граверно-скульптурное отделение. Прошел уроки рисования с натуры, графики, акварели, скульптурной лепки, гравировки по стали, чеканки. Опытнейшие мастера ювелирного дела стали его наставниками - это художники В. П. Вопилов и К. И. Осипов. Сам Исаак Левитан был знаком с живопиьсю В. П. Вопилова.

В 1929 году Иван Александрович блестяще заканчивает училище и становится профессиональным мастером граверно-скульптурного дела.
Молодой умелец был направлен в Сидоровскую артель «Новый труд». Известно, что сидоровские мастера работали по серебру, меди, были талантливыми чеканщиками и огранщиками. Они исполняли перстни, кольца, серьги, а мастеру Федору Ретневу было доверено изготовить из серебра Царские врата для Успенского Собора в Костроме.
Иван Александрович рассказывает:
- Мне как техноруку предстояло объединить надомников под единую крышу, еди-
ную технологию, единые нормы расценок. А главное, механизировать производство. Я знал, что надо сделать. Но где взять? Поехали с председателем артели В. П. Шес-невым в Москву, в Роспромсовет. Объяснили свою нужду. Там обещали помочь. Через месяц получили извещение о том, что в наш адрес отгружены бывшие в употреблении 3 фракционных пресса, 3 пресса-эксцентрика, 2 вальца, токарный строгальный станок. В помещении 15x8 м (бывшем конфискованном магазине) мы собрали оборудование, создав заготовительный цех.

Со временем 600 надомников были переведены под единую крышу, на производстве была установлена дисциплина фабричного порядка.
Кроме ювелирки стали выпускать мельхиоровую посуду и столовые приборы. Делали штамповку, исполняли огранику ювелирных камней. Заложили двухэтажный кирпичный корпус. К 1936 году стали получать электроэнергию с ИвГРЭС.


Однако началась война с белофиннами, и И. А. Блескин был призван на службу в артиллерийскую часть. По возвращении он был определен в Красносельскую артель «Красный кустарь», в которой трудилось более 3000 человек.
За кропотливость и творческий подход к делу, необычайные способности в работе с драгоценными металлами и камнями, вскоре Ивана Александровича назначают техническим руководителем Красносельской ювелирной артели. И здесь он проявил свой талант, за короткое время создав 17 видов превосходных ювелирных изделий. Любимое дело всегда вдохновляет. А ведь рядом работали его дед, три брата, отец -бригадиром по изготовлению филигранных крупных изделий: портсигаров, сахарниц, призовых кубков.

Вскоре Блескина как талантливого, инициативного мастера посылают учиться в Московский институт промкооперации. Он получает знания по организации производства и управления, а так же основы планирования, учета, нормирования и анализа. Изучает технологию холодной и горячей обработки металлов методами резания, давления и химии. Осваивает секреты гальванического покрытия металла золотом, серебром, медью, оловом, а также методы травления и чернения. Технический руководитель многое сделал для перевода механического оборудования на индивидуальные моторы, разработки конструкции точечно-сварочного аппарата, постановки ванн для замеднения и лужения изделий. У талантливого человека, перефразировав Маяковского, можно сказать, «замыслов было громадье». Но...

Началась Великая Отечественная. Он уходит на фронт добровольцем. Как в детстве, за отцом, поспешил все по той же дороге, за холм, на войну.
В самом ее начале был ранен. Затем госпиталь, что располагался в 30-й ивановской школе.
Свой ратный путь завершил И.А. Блескин при штурме Кенигсберга. Он в третий раз, причем тяжело, был ранен.

Иван Александрович вспоминает:
- После лечения попал в Горький, в 7-й стрелковый полк, а оттуда в пулеметную роту Владимирского пехотного училища. В мае 1943 года нас подняли по тревоге, погрузили в вагоны и отправили на фронт. Там я стал командиром взвода управления 76-миллиметровых полковых пушек. После боев за город Лиозно в боевых порядках дошли мы до Кенигсберга.

В мою обязанность входило: во время боя - управлять огнем пушек, в затишье -вести разведку переднего края противника, его огневых точек. Таким образом я участвовал во взятии первого немецкого города Ширвинд и еще 8 городов. За этот период дважды попал в полковой список погибших. Снайпером был ранен в левую часть груди.

Лечили в городе Гумбиннен, где я, ко всему, заболел и брюшным тифом. Худобы был неимоверной, поэтому мне еды давали втрое больше солдатского пайка.

Никогда не забуду, как мне дали из походной пекарни целую буханку хлеба, а солдаты - целый пучок свежего лука. Я сидел в кювете у дороги, ел этот хлеб с луком и не знал сытости, как в далеком, далеком детстве.

...Домой я возвращался с двумя орденами Отечественной войны, двумя медалями «За отвагу» и другими наградами и с великой приобретенной ценностью - двумя мешками муки. Но по составу объявили, что остановки в Фурманове не будет, поезд лишь чуть притормозит. Кто хочет - пусть прыгают. Мне помогли сбросить мешки, таким образом они оказались чуть дальше километра от станции, в снегу.
Утром я разыскал свою муку и, позвонив своей благоверной, поездом в 19 часов отправился в Приволжск.
Она пришла встречать меня на вокзал, нарядная, красивая, счастливая. Нашу муку вез на лошади мужик, а мы шли позади и всю дорогу целовались.
…Вот и дом; самовар на столе, стопки с водкой, капуста, хлеб, чай, любовь.
Демобилизовавшись, вернулся к профессии художника-ювелира. Поработав некоторое время на родине, переехал с семьей в Приволжск. С 1946 по 1947 год Иван Александрович являлся техническим руководителем артели «Красная Пресня». С 1958 по 1961 -ее председателем, а затем директором фабрики. Это по его инициативе в Плесе был модернизирован филиал предприятия. Это  он подбирал из плесян талантливых людей, умеющих рисовать, лепить. Именно из таких впоследствии выходили хорошие ювелиры. В дальнейшем, он начальник отдела ювелирной промышленности Костромского областного местпрома.

- Я дал себе клятву еще на фронте, - вспоминает Иван Александрович, - если останусь жив, обязательно исполню несколько портретов героев Великой Отечественной войны.

И он сдержал свое слово. Первым изваял скульптурный портрет генерал-лейтенанта, Героя Совесткого Союза Б. Б. Городовикова,    в дивизии которого служил сержантом.
Ныне бюст генерала находится в военно-историческом музее «Бородино». Затем всвоих работах увековечил земляков-ивановцев, Героев Советского Союза, летчиков Б.   Н. Сыромятникова, М. Д. Коровина, партизана А. Е. Соколова...

В один из юбилеев И. А. Блескина представители завода «Красная Пресня», который он создавал, вручили ему нагрудную вдаль весом в... 500 граммов со словами благодарности на ней в адрес именинника.
Иван Александрович всю жизнь писал стихи, а потому особую любовь он проявил в работе над скульптурными изображенный поэтов и писателей А. С. Пушкина, 1 Н. Толстого, А. А. Блока, В. В. Маяков-. Н. А. Островского, Д. А. Фурманова, К.М. Симонова, М.А. Дудина, В.С. Жукова, Николая Майорова. Им выполнено около 1000 произведений. И что интересно, мастер со всей сердечной добротой дарил их Дворцам культуры, клубам, библиотекам, школам. В райвоенкомате устроена постоянно действующая выставка его основных работ. Многие годы он руководил в Приволжске при Доме пионеров кружком юных скульпторов. Среди его учеников - скульпторы Сергей Бурцев, Николай Ларин, закончивший художественную академию в Санкт-Петербурге; граверы Сергей Анисимов, Александр Хасанов, Анатолий Орехов...

Вспоминая фрагменты из своей богато насыщенной событиями жизни, Иван Александрович рассказал и такой случай.

- Как-то в 1928 году пришли ко мне два мужика: Мефодий и Михаил Комаровы - с просьбой принять их на работу, и показали серебряную столовую ложку, какие они делали до революции. Изделие умельцев меня заинтересовало, оно заметно выделялось среди образцов наших ложечников, и братья были приняты на работу.

Прошло с той поры 74 года. В январе 2002-го меня постигла беда: сгорел мой дом, мастерская и все хозяйство. Ни книг, ни документов - осталось только то, что успел раздарить. Сам я при пожаре получил серьезные травмы и, после четырехмесячного лечения, поселился у дочери в Москве. При первом застолье Людмила сказала: «Папа, пока ты у нас, будешь пользоваться вот этой ложкой. Она именная, рода Комаровых, передавалась по наследству. Последним ее владельцем был Г. Комаров - первый заместитель маршала ракетных и артиллерийских войск России. Эта ложка была сделана его прадедушкой в 1853 году».

Взяв поданную мне ложку, я сразу вспомнил братьев Комаровых, что приходили наниматься ко мне на работу и показывали именно ее. Клеймо, дата, техника, качество...
Я был счастлив! Ведь потомок мастера сохраненной именной ложки стал моим зятем, а мастер изготовления оказался моим дальним-дальним родственником.
В его жизни так и получилось, как в мудрости народной: «Все, что отдал - сохранил». Да об этом он и сам уже сказал стихами: За любовь, красоту - До последнего дня: Я рублю и долблю -Без сумы. Для добра...

Автор: И. Антонов «ПЛЕС. Навстречу 600-летию города (1410-2010)»

Возврат к списку