Капустин Григорий Григорьевич

В 20 верстах от Кинешмы, неподалеку от деревни Ногинской, что в верховье Ёлнати, когда-то находилось село Даниловское. В конце XVII века оно относилось к Костромскому уезду. В 1680-1715 годах жил в Даниловском крепостной крестьянин Григорий Григорьевич Капустин – талантливый рудознатец-самоучка. Был он, Григорий Капустин, по велению из Приказа Большого Дворца в селе Даниловском в приказной избе подьячим годов с 17 и по выборам того же села всех крестьян».

Григорий писал крестьянам челобитные, принимал и записывал оброк, разбирал спорные вопросы, однако не любил подолгу сидеть в «государевой избе». Его тянуло в леса, в поля, на Волгу. Он осматривал крутой обвалившийся берег, чтобы понять, «как сложится земля». Любой заинтересовавший минерал или камень тащил на отцовское подворье. Он развил в себе редкое умение по ничтожным приметам на поверхности земли узнавать, какие металлы и минералы лежат в недрах. Всюду упорно искал руду, но чувствовал, что знаний и  необходимых навыков ему все-таки не хватает.

В 1715 году Капустин отправился в Санкт-Петербург и обратился в Сенат с просьбой о вступлении в команду известного русского горноразведчика Василия Лодыгина – первооткрывателя месторождений золота, серебра, меди и свинца. Лодыгин оказался тоже из крепостных и лично ходатайствовал перед Петром I за Капустина: «Надежный помощник мне в прииске будет». Григорий Капустин отправился в северные губернии для изучения железорудного и плавильного дела. Способный к наукам Капустин вскоре обнаружил запасы железных и серебряных руд около Устюжны, Бежецка, Вологды, Ярославля, Костромы. Его первые открытия высоко оценили в Берг-коллегии – в 1721 году уже отправили во главе экспедиции на юг.

Капустин обследовал Северский Донец и под селом Белогорье обнаружил большое месторождение руды, а на Дону в Оленьих горах (восточной части Донбасса) отыскал огромные залежи неведомого ранее в России минерала – каменного угля. Первым историческим документом об открытии каменного угля в Донбассе является именной Указ Петра I от 7 декабря 1722 года. Царь распорядился послать от Берг-коллегии нарочного в те месторождения, «которые объявил подьячий Капустин, для копания каменного уголья и руд. Копать сажени на три и больше и, накопав пуд по пяти, привезти … апробировать». Проверку привезенных Капустиным материалов проводили иностранные специалисты – Марко Фреэр и Альберитус Берг, которые заявили: руды ничего не содержат, а уголь не дает тепла, только трещит и краснеет. Капустин с горечью пишет в горное ведомство: «А за рудным промыслом езжу все на своей кошме осьмой год, а получил сего году из Берг-коллегии пять рублев, да в прошлых годах три рубля с полтином. А без жалования пришел во всеконечную скудность и разорение. Жить мне нечем и помираю голодом». Снова и снова стучался Капустин в двери Берг-коллегии, Сената, требовал повторной проверки качества руд и угля с открытых им месторождений, обвинял иностранных специалистов в корыстном умысле и умышленном вреде нашему Отечеству.

Лишь спустя 150 лет началось освоение донецкого угольного бассейна. Но Россия к тому времени безнадежно отстала от многих стран по выплавке черных металлов, а честный разведчик недр Григорий Григорьевич Капустин окончил где-то свою жизнь в нищете и безызвестности. На Украине, в городах Лисичанске и Макеевке Луганской области, в 80-х годах ХХ века были установлены памятники первооткрывателю угольного Донбасса.

Возврат к списку