Преподобный Леонтий Михайловский

   Храм в селе Михайловском, где почивают святые мощи Преподобного Леонтия Михайловского, редко бывает пуст. Едут к старцу как к живому, чтобы рассказать ему о своих скорбях, помолиться и поплакать в тишине сельского храма, окунуться в святой источник, забивший из-под горы, где была могила о. Леонтия.

   Исповедник преподобный Леонтий Михайловский (Лев Фомич Стасевич) родился в крестьянской семье в Холмской губернии Царства Польского, входившего тогда в состав Российской империи. Лев был долгожданным и единственным ребенком в семье, которая жила благочестивой христианской жизнью.

   Рано потеряв отца, Лев остался единственным кормильцем престарелой матери. Но желание стать священником было так велико, что он, испросив ее благословения, поступил в Холмскую Духовную Семинарию, а в 1910 г. был принят послушником в Яблочинский Свято-Онуфриевский мужской монастырь Бельского уезда Седлецкой губернии. В 1912 г. его постригли в монашество с именем Леонтий в честь свт. Леонтия Ростовского, затем рукоположили в сан диакона и священника. Преподобного Онуфрия Великого, которому посвящена была обитель, батюшка всю жизнь считал своим духовным учителем.

   В 1914 г. ввиду близости линии фронта монахов эвакуировали в глубь России. О. Леонтия определили в Московский Богоявленский монастырь. В этот период батюшка учился в Московской Духовной Академии, но не окончил ее из-за роспуска духовных школ в 1919 году.

   В 1922 г. по ходатайству епископа Василия Суздальского о. Леонтий был назначен наместником в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь. Эта древняя обитель насчитывала тогда около ста человек братии, сохранились пять храмов и богатая ризница. Но жизнь в обители пришла в расстройство: не соблюдался богослужебный устав, некоторые монахи сочувствовали обновленцам и встретили нового наместника крайне враждебно: злословили, угрожали, заставляя покинуть монастырь.

   Через год власти закрыли монастырь. Батюшка остался в Суздале настоятелем двух приходов: Смоленского и свт. Иоанна Златоуста. Ревностное и благоговейное служение о. Леонтия, его живое слово привлекало в Церковь многих людей, но вызывало недовольство властей.

   С 1930 году о. Леонтия арестовали. Поводом послужила его любовь к колокольному звону. Заключение о. Леонтий отбывал в Коми АССР, работал фельдшером при дорожно-строительном участке. Все посылки, которые собирали для него духовные дети, батюшка раздавал другим заключенным, ничего не оставляя себе.     По возвращении из лагеря местом служения о. Леонтия стало с. Бородино Гаврилово-Посадского района. Но и там он пробыл недолго.

   11 ноября 1935 г. его вновь арестовали. Нехитрое имущество о. Леонтия конфисковали и погрузили в телегу. Сам же он со связанными руками был за шею привязан к этой телеге. Под издевательства и насмешки толпы священника вели в таком виде через весь город в районный отдел НКВД. Скоро был вынесен приговор: три года заключения в исправительно-трудовом лагере.

   Перед отправкой на этап зимой 1935 г. на перроне вокзала в г. Иваново осужденные, среди которых было много священников и монахов, громко запели молитву "Царю Небесный". Народ вокруг плакал. Охранники грубо оборвали пение, и в наказание вагоны с заключенными загнали в тупик. Стоял сильный мороз, от которого в несколько дней перемерзли многие ссыльные. Только в одном вагоне, где находился о. Леонтий, все остались живы. Батюшка призвал всех ночью класть земные поклоны с молитвой Иисусовой, и потому никто из них не замерз.

   Новый срок заключения о. Леонтий отбывал в Карагандинских лагерях. Однажды в Пасхальную ночь охранники потребовали, чтобы он отрекся от Бога. Он отказался это сделать. Тогда они привязали его к веревке и с головой опустили в уборную. Через некоторое время поднимают его и кричат: "Отрекаешься?", а он им: "Христос воскресе, ребята!". Так повторялось несколько раз, отречься от Бога батюшку заставить не смогли.

   Когда о. Леонтию жаловались на скорби, то он говорил: "Это не скорби. А мы, бывало, в тюрьме откушаем, а нас выведут, поставят в ряд и говорят: "Сейчас будем расстреливать". Прицелятся уже, попугают, а потом опять в казарму гонят".

   После освобождения о. Леонтий поселился в Суздале, часто ходил по деревням, совершая требы, иногда служил Божественную литургию на дому у своих духовных чад. В 1947 г. епископ Ивановский и Кинешемский Михаил назначил его настоятелем храма Живоначальной Троицы в с. Воронцово. Приходская жизнь стала быстро налаживаться, люди потянулись в храм.

   2 мая 1950 года после литургии о. Леонтий был арестован в третий раз. За три дня до ареста он стал раздавать духовным чадам и прихожанам все свое имущество, включая келейные иконы. Деньги отдавал наличными и отправлял почтовыми переводами. 66-летнего о. Леонтия приговорили к 10 годам ИТЛ и отправили в лагерь Озерный в Коми АССР. Его поместили в камеру с вором рецидивистом. Зайдя в камеру, о. Леонтий сделал земной поклон. А когда пришло начальство с осмотром, то увидели, что вор стоит на коленях и плачет, а батюшка его утешает. Заключенные, видя святость жизни и силу веры старца, уважали его, делились самым необходимым и даже защищали от грубости охранников. По молитвам старца исцелилась бесноватая дочь начальника лагеря, и в благодарность за это о. Леонтию с заключенными позволили совершить в лесу Пасхальную службу.

   В 1955 г. о. Леонтия освободили по амнистии. Архиепископ Ивановский Венедикт назначил его настоятелем церкви Михаила Архангела в с. Михайловском Середского (ныне Фурмановского) района. Целую зиму пришлось жить в холодной избе без печки. Но старец не роптал, а непрестанно трудился: служил каждый день, а затем отправлялся на требы в Фурманов и окрестные села; добился разрешения и отремонтировал храм и пристройки.

   Много скорбей пришлось претерпеть от недоброжелателей, писавших анонимные письма в Епархиальное Управление. В 1962 г. о. Леонтия оклеветали в небрежном отношении к святыне. Владыка на месяц запретил ему служить, а затем отправил 78-летнего старца в глухой приход с. Елховка Тейковского района. Между тем, в Епархиальное Управление потоком шли письма с просьбами вернуть о. Леонтия в Михайловское. Писали даже в Москву Святейшему Патриарху Алексию I.

   В 1963 г. новый Ивановский Владыка епископ Леонид откликнулся на эти просьбы паствы и вернул о. Леонтия в Михайловское. По немощи старец не мог уже ежедневно служить, но каждый день бывал в храме и постоянно принимал людей, беседовал, исповедовал, молился о каждом. Людей, ехавших к нему, было так много, что из поезда, который делал остановку в километре от Михайловского на ст. Белино, выходила половина всех пассажиров. Исповедовавшиеся у него люди вспоминают: "Наставления его были кратки, но точны для спрашивающего. Говорил он не от себя, не по рассуждению человеческому, но Духом Святым".

   Жил он в крайней бедности. Железная кровать, старый стол и несколько табуреток, за перегородкой крошечная кухня с русской печью - вот и вся обстановка. Каждый день старец наизусть прочитывал всю Псалтирь. Никто не видел, когда он спит.

   Блаженную кончину свою о. Леонтий предвидел. Последнюю литургию он отслужил 7 февраля 1972 года. На следующий день он сильно ослабел, воздевал вверх руки и радостно говорил: "К Богу идем, к Богу идем!". 9 февраля в день свт. Иоанна Златоуста о. Леонтия причастили Святых Таин на дому, и в 16 часов его святая душа отошла ко Господу. Отпевание его совершил архимандрит Амвросий (ныне Архиепископ Иваново-Вознесенский и Кинешемский).

   Архимандрит Леонтий как в дни своей земной жизни так и по отходе своём в вечность оказывал помощь прибегающих к нему за молитвенной поддержкой; предсказывал события, которые позднее сбывались. Летом 1972 года, которое было на редкость засушливым, неподалёку от его могилы забил источник, вода которого оказалась целебной. Многие люди, пьющие эту воду, по молитве к о. Леонтию получают исцеления.

Возврат к списку